Сельские укрепленные поселения в Крымском Приазовье

В истории сельских памятников Боспорского царства III в. до н.э. является переломным моментом. В это время на побережье Азовского моря исчезают крупные поселения, существовавшие здесь в предшествующий период, и появляются памятники нового типа, хорошо укрепленные городища, располагающиеся в прибрежных районах на небольших мысах. Несмотря на то что слои и находки III–I вв. до н.э. фиксируются на многих местных объектах, лишь немногие из них дают разностороннее представление об оборонительной системе, планировке жилой застройки, хозяйственной и религиозной жизни населения.

С 2010 по 2014 г. Восточно-Крымская экспедиция продолжала раскопки сельских укрепленных поселений эллинистического и позднеэллинистического времени: Полянка, Крутой берег и Сююрташ (Золотое Восточное).

Первое из них (общая исследованная площадь 3370 м2) находится в небольшой прибрежной долине. Все строительные остатки и культурные напластования относятся к I в. до н.э. В юго-западной части поселения открыты постройки трех строительных периодов, представленные жилищно-хозяйственными блоками (дома-кварталы), разделенными узкими, частично вымощенными улочками, а также протяженным участком южной оборонительной стены шириной до 1,8–2 и высотой до 1,5 м, появившейся на самом позднем этапе жизни поселения. Особенность памятника — наличие мощного, насыщенного разнообразными находками III–II вв. до н.э. зольно-мусорного сброса с восточного холма, частично перекрывавшего и подстилавшего описанные выше строения и напластования. Его образование связано с существовавшим некогда на прибрежном плато достаточно крупным поселением, полностью разрушенным, вероятно, вследствие некоей природной катастрофы. На сохранившейся части памятника на вершине этого холма выявлены остатки построек и слоя указанного времени. Среди находок последних лет — более сотни амфорных клейм, несколько монет, в том числе достаточно редкая г. Амиса начала I в. до н.э., обломки терракотовых статуэток, «мегарских» чаш, а также двухстрочное граффито на стенке чернолакового канфара (застольное пожелание здоровья) — один из самых ранних артефактов на поселении.

На следующем объекте — городище Крутой Берег (начало III — II в. до н.э., исследовано 2200 м2) продолжено изучение южной оборонительной системы (стена и ворота) и кварталов застройки к северу от нее. Выявлены остатки строений и хозяйственные ямы трех строительно-хронологических периодов. В первой половине III в. до н.э. поселение подвергалось военному нападению, о чем свидетельствуют слои пожара в районе оборонительной стены, ее укрепление дополнительными рядами камней и находка массивного каменного ядра. Жилые кварталы имели линейную планировку, дома ориентированы стенами по сторонам света. Судя по датировкам основной массы находок, в том числе десяткам амфорных клейм, расцвет жизни на городище приходился на 280–220 гг. до н.э. В одном из помещений открыт очаг, рядом с которым лежала терракотовая статуэтка Кибелы с тимпаном, миниатюрные сосудики и пряслица, вероятно, относившиеся к домашнему святилищу.

Продолжались раскопки в северо-восточной части городища Золотое Восточное (Сююрташ). За пять сезонов на площади около 1400 м2 исследованы культурные напластования и строительные остатки четырех строительно-хронологических периодов.

Сооружения I периода представлены вырытыми в материке ямами, судя по следам глиняной обмазки стен и остаткам зерна, служившими зернохранилищами. В течение II периода большая часть этого пространства городища была застроена сооружениями, вероятно, сакрального назначения. Это так называемая большая стена (длина около 18, толщина до 2,7, сохранившаяся высота до 2 м) с проходом шириной около 1,5 м, имевшим массивный порог. На расстоянии до 10–15 м к западу и югу от нее выявлены остатки двух помещений, вблизи которых располагались некие «конструкции» (очаги и ямки, заполненные золой, раковинами мидий, обломками посуды и костями животных). Около этих «алтарей» найдены обломки терракотовых статуэток. На полу одного из упомянутых помещений лежала большая фрагментированная терракотовая статуэтки богини на троне в высоком головном уборе. К югу от этого же помещения — еще две головки, скорее всего, аналогичных терракотовых статуэток. Некоторое время спустя «большая стена», а также постройки к западу от нее были перекрыты слоем золисто-мусорного грунта (мощность местами более 2 м). Затем этот же участок вновь стал использоваться жителями.

Находки представлены фрагментами (боем) амфор, происходящих в основном из наиболее характерных для этого времени центров импорта (Родос, Синопа, Книд, Колхида), а также обломками лепной, реже простой красно- и сероглиняной, а также чернолаковой посуды. Отметим более сотни амфорных клейм, несколько десятков фрагментов импортных «мегарских» чашек, редкие монеты пантикапейского чекана, единичные граффити и дипинти, позволяющие уточнить хронологию исследуемого участка памятника: вторая четверть III — рубеж II–I вв. до н.э.

Таким образом, работы 2010–2014 гг. позволили выделить несколько периодов застройки поселений, уточнить время их существования и особенности планировки.

В 2013–2014 гг. небольшие по площади исследования проведены на зольном холме на окраине сельского поселения у Сиреневой бухты. Установлено, что здесь у берегового обрыва была устроена ровная площадка, обмазанная глиной и огороженная по периметру невысокой каменной стенкой. Сюда на протяжении длительного периода (конец II — VI в. н.э.) ссыпался золисто-мусорный грунт, включавший в себя разнообразные находки. Преобладают фрагменты амфор, краснолаковых и лепных сосудов, но имеются и предметы, вероятнее всего, связанные с сакральной практикой обитателей городища: вотивные глиняные «хлебцы» с процарапанными на них буквами, небольшие сосудики, примитивные глиняные лепные фигурки, фрагменты лепных курильниц и светильников, пряслица.

Исследования зольника позволяют судить о ранее неизвестных сторонах религиозной жизни местного сельского населения. Отдельные находки свидетельствуют о синкретическом характере этих верований во II–VI вв. н.э., т.е. несмотря на распространение христианства, в данном регионе сохраняются элементы языческих верований.

А.В. Ковальчук,

А.А. Масленников,

А.А. Супренков

Электронная версия издания