Фанагорийские клады

К эпохе Митридата VI Евпатора относятся три клада боспорских монет IV‒I вв. до н.э., найденные на юго-восточной хоре Фанагории. Два из них — крупнейшие не только на Боспоре, но и во всем Северном Причерноморье. Так, огромный клад 2003 г. с античного поселения Соленый 3 включал до 15000 монет (здесь же в 2007 г. найден еще один клад — около 300 монет), а клад 2007 г. с античной усадьбы 2013‒11 — около 8000.

Все эти крупнейшие клады найдены именно на хоре Фанагории, а не в самом городе. Их размеры могут объясняться интенсивностью и объемами торговых операций, осуществляемых их владельцами на ближайшем и самом крупном рынке Азиатского Боспора, на который поступала сельская продукция из фанагорийской округи.

Находка кладов связана с описанными Аппианом, Страбоном и Оросием бурными историческими событиями, в которых участвовала Фанагория в эпоху Митридата VI. Этот важнейший форпост понтийского царя на Азиатском Боспоре возглавил антимитридатовское восстание в 63 г. до н.э. С данным событием связан и монетный комплекс из сожженной фанагорийцами царской резиденции на акрополе, в которой проживала семья Митридата. Во дворце найдено семь кошельков с медными и серебряными монетами городов Боспора и Малой Азии.

Новейшие исследования участков хоры Фанагории, в том числе поселения Соленый 3, выявили там угасание «интенсивности жизнедеятельности» во II — первой четверти I в. до н.э. и негативные изменения поселенческой системы со второй четверти I в. до н.э. Аналогичным образом ситуация развивалась и на античных поселениях рядом с «Аллеей курганов» — на ближней юго-восточной хоре Фанагории, в том числе на усадьбе 2013‒11, рядом с которой найден второй из крупнейших монетных кладов митридатовского времени. Деструктивные процессы на хоре связаны с историческим контекстом эпохи. Они, по-видимому, стали следствием предполагаемой перестройки поземельных отношений после вхождения Боспора в Понтийскую державу Митридата VI и тяжелого фороса, взимаемого им с жителей азиатских областей около Синдики. Позднее — результатом чрезмерных поборов сельского населения, что привело к его разорению и сокрытию кладов, в конечном счете и к фанагорийскому восстанию 63 г. до н.э.

Интерес представляют иноземные монеты из двух крупнейших кладов, свидетельствующие о торговых и политических контактах Фанагории с центрами Эгеиды и Малой Азии, а также с Вифинским царством, государствами Птолемеев и Селевкидов.

Таким образом, клады и кошельки — яркое свидетельство исторического контекста эпохи, проливающее новый свет на состояние экономики и денежного обращения Боспора, а также на внешнеторговую деятельность Фанагории накануне Митридатовых войн и связанные с ними негативные изменения на фанагорийской хоре.

Другое яркое свидетельство экономической и политической ситуации на Боспоре — огромный клад боспорских статеров III‒IV вв. н.э., найденный в 2011 г. на восточном некрополе Фанагории. До сих пор самым большим комплексом этой эпохи считался Тиритакский клад 1937 г., насчитывавший 2093 монеты. Фанагорийский клад включает в себя 3694 статера и является крупнейшим из всех известных позднебоспорских кладов.

Владелец сокровища копил деньги до 308 г. н.э. Тревожные события на Боспоре в конце правления Фофорса (285‒308) заставили его спрятать кувшин с деньгами в некрополе, возможно, в хорошо знакомой ему могиле. По каким-то причинам владелец не смог воспользоваться своим сокровищем. В кладе оказались статеры Ининфимея (234–238) — 1 экз., Рискупорида V (242–276) — 2131, Фарсанза (253 г.) — 16, Савромата IV (275 г.) — 88, Тейрана (266, 275–276) — 159, Фофорса (285–308) — 1299. Самый ранний — статер Ининфимея 237 г. н.э.

Большая часть монет принадлежит Рискупориду V. В середине III в. н.э. на Боспоре сложилась крайне сложная ситуация, связанная с угрозой варварских племен. В кладе представлены статеры всех лет совместного правления Рискупорида V с другими царями. В нем присутствуют и уникальные варварские подражания статерам Фофорса, которые также обращались на денежном рынке наряду с оригинальными царскими статерами.

Фанагорийский клад 2011 г. наглядно свидетельствует об экономическом упадке и денежном кризисе на Боспоре во второй и третьей четвертях III в. н.э., денежной реформе Рискупорида V, а также о политической и военной ситуации в середине III — начале IV в. н.э. Клад неслучайно был спрятан в момент смены власти на Боспоре в 308 г. н.э., в обстановке нестабильности (а также опасной ситуации в Фанагории), до начала правления следующего царя Радамсада (309‒322).

В.Д. Кузнецов,

М.Г. Абрамзон

Электронная версия издания