Находки в могильнике Филипповка 1 (Южный Урал)

Курган 1 названного могильника в Оренбургской области раскапывался впервые в период с 1986 по 1988 г. уфимской археологической экспедицией (НИИИЯЛИ Башкирского филиала РАН) под руководством А.Х. Пшеничнюка. Памятник находился в центральной части могильника. Высота кургана составляла более 8 м, а его диаметр превышал 80 м. Раскопки центрального захоронения и тайников, расположенных поблизости от центральной могильной ямы, дали большое количество предметов, сделанных из драгоценных металлов, включая фигуры знаменитых «золотых» оленей (26 экз.). После серии выставок, организованных как в нашей стране, так и за ее пределами, издания их каталогов на русском и иностранных языках результаты раскопок приобрели мировую известность.

Однако в связи с форс-мажорными обстоятельствами восточная пола насыпи кургана, сегментовидная в плане, высотой около 5, шириной около 30 и длиной около 50 м, осталась не исследованной и подвергалась постоянным попыткам ограбления. Основной задачей экспедиции Института в сезоне 2013 г. было полное доследование этой части насыпи с целью завершить изучение уникального памятника, уже вошедшего в анналы мировой культуры, и предотвратить его полное разграбление.

В результате раскопок под восточной полой кургана были выявлены подземный ход с установленным в нем большим бронзовым котлом и нетронутая грабителями могильная яма, в которой обнаружено захоронение знатной женщины. Она была одета в погребальные облачения, которые состояли из длинного платья, короткой рубахи и шали. Ткань не сохранилась, и все предметы одежды реконструированы по системам украшавших их нашивок и деталей. Одежды (платье, рубаха и шаль) погребенной были украшены многочисленными нашивками, изображающими цветы-розетты; сцены терзания сайгака пантерой, сайгака, свернутого в кольцо, — всего 656 штампованных нашивок из золотого листа. «Бахрома» шали была представлена золотыми цепочками из мелких литых деталей. Рукава рубахи расшиты разноцветным золотым и стеклянным бисером, образующим сложный геометрический орнамент.

Угол шали прикрывал лицо погребенной. На черепе сохранились следы красного начельника, на котором крепились височные подвески. Женщину украшал ювелирный гарнитур: пара височных подвесок, десять золотых литых перстней с изображением на щитках головы оленя, рога которого превращаются в мифологических птиц-грифонов. На каждом запястье надеты пары браслетов, сделанных из самоцветов и сердолика, оправленных золотом.

Погребенную сопровождали комплексы предметов разного назначения. Среди них выделяются вещи, подчеркивающие ее вероятную этническую принадлежность. Речь идет о золотой подвеске, в центре которой расположен медальон, выполненный в технике перегородчатого разноцветного стекла и инкрустации золотом. Здесь изображено мировое древо с охраняющими его птицами-симургами. Сюжет точно воспроизводит картину, зафиксированную в древнеиранской мифологии. Композиция передает понимание древними иранцами трехчастной структуры мира: корни дерева уходят в нижний мир, ствол и крона обозначают средний мир, который охраняют две птицы-симурги, возможно, одна — облетающая дерево. Над всей композицией распростерла крылья птица-симург, обитательница верхнего мира, изображенная в фас. Еще один подобный сюжет изображен на диске серебряного зеркала. Он также отражает представления древних иранцев о трехчастной структуре мира.

Большая группа предметов связана с отправлением культов. В нее входят находки, которые ассоциируются с атрибутами современных шаманов. Помимо описанных выше подвески и зеркала это ремень с нашитыми на него бронзовыми бубенчиками, коробочка с похороненными заживо большими черными жуками и инструменты для нанесения цветных татуировок: своеобразные каменные палитры для растирания и смешивания пигментов, кожаные мешочки, наполненные разноцветными пигментами, золотые иглы.

Ряд предметов носит культово-утилитарный характер: серебряные сосуды-фиалы, стеклянные и серебряные миниатюрные туалетные сосудики, деревянные сосуды, украшенные золотыми накладками-обоймами и ручками.

В совокупности эти предметы дают научную информацию о вероятной этнической принадлежности ранних кочевников Южного Приуралья, об особенностях их материальной и духовной культуры, об основных направлениях их культурных связей, о социальном статусе и роли женщины в раннекочевом сообществе. Все это позволяет обоснованно подходить к историческим реконструкциям этнокультурной ситуации на востоке европейской части степей в раннем железном веке.

Традиционными археологическими методами и с помощью радиоуглеродного датирования установлено, что погребение относится к IV в. до н.э.

Л.Т. Яблонский

Электронная версия издания