Древности Иерихона: византийский период

Иерихон широко известен историкам и археологам Ближнего Востока благодаря ключевому памятнику эпохи неолита и бронзового века (Телль эс-Султан), дворцам Хасмонеев и Ирода Великого на Вади Кельт, а также раннеисламскому дворцовому комплексу халифа Хишама из династии Омейядов. Но византийский период здесь практически не изучался, хотя Иерихон занимал и занимет важное место в раннехристианском нарративе и особенно в развитии паломнического движения — с IV в. и по сей день он остается перекрестком дорог вдоль берега р. Иордан и Мертвого моря, от которого начинается путь к Иерусалиму.

Честь открытия памятников византийского Иерихона принадлежит русской науке. В 1870–1880-е годы ориенталист, архимандрит Антонин (Капустин) обнаружил в районе запустевшей арабской деревни эр-Риха на приобретенных им (в том числе с целью организации раскопок) участках остатки полихромных мозаик V–VII вв., которые сопровождали находки того же времени. Работы продолжили Ближневосточная экспедиция (1891 г.) Н.П. Кондакова (раскопки Я. Смирнова) и сотрудники ИППО (Имп. Православное Палестинское общество), однако после 1917 г. научная деятельность на русских участках замерла.

Возможность возобновить ее представилась, когда Россия вновь вступила во владение одним из участков (Мадраса аз-Ваззакума; передан палестинским правительством в 1995 г.), где началось строительство Музейно-паркового комплекса. Для научной работы и обеспечения сохранности наследия Институт по договору с Управлением делами Президента РФ создал Иерихонскую экспедицию, получившую межгосударственный статус (руководители Леонид Беляев, РФ; Хамдан Таха, ПНА).

За четыре года работ (2010–2013) исследована часть архитектурного комплекса богатой виллы или паломнического приюта-монастыря, типичных для византийской Палестины, а также прилегающая зона переработки сельскохозяйственной продукции и производства керамики.

Массовый материал (монеты и керамика) позволяет отнести момент наибольшего развития комплексов на участке к V–VII вв.; более ранние находки (II в. до н.э. — IV в. н.э.) немногочисленны (римский период; единичные монеты конца эллинизма).

Основная масса монет отчеканена при императорах от Анастасия I (491–518 гг.) до Ираклия (610–641 гг.). Выделяется небольшой (54 экз.) клад бронзовых фоллисов (монеты в 40 нуммий, младшая — 593/594 г.), выпущенных за столетие между концом 490-х и серединой 590-х годов. Найдены две гирьки для юстировки веса монет, с инкрустированным указателем номинала в одну и три (0,5 унции = 13,6 грамма) золотых номизмы. Это признак высокой деловой активности в V–VII вв.

Более поздние монеты не так многочисленны, но они доказывают, что жизнь с приходом ислама не оборвалась. О том же говорят сосуды переходных форм (VIII–X вв.) и образцы прекрасно расписанной посуды XIII–XIV вв., типичной для эпохи крестовых походов и султанов-мамлюков.

Основную массу керамики образуют, однако, более ранние тарные и хозяйственные сосуды византийского периода с редкими включениями краснолаковых североафриканских чаш и тарелок с характерными штампами (птица, бычок, пальмовые ветви). На участке керамической мастерской много находок амфорисков, есть и бракованные изделия (в том числе высушенный, но не прошедший обжиг кувшин; фрагменты ошлакованных сосудов).

Архитектурный комплекс включает в себя обходящие внутренний двор благоустроенные помещения с большими залами и галереями. Строительную технику отличает упрощенность: колонны и их детали вытесаны не из мрамора, а из местного известняка; капители принадлежат к поздним переработкам ионического ордера; базы как классического профиля, так и крайне схематичные (фундаменты валунные; кладка стен из крупных тесаных блоков). Однако комнаты богато украшены и удобны — снабжены резервуарами, к которым идут каналы для воды, необходимой в засушливой Иудейской пустыне; полы устланы мозаикой трех типов: простой белой, черно-белой или многоцветной из мелких кубиков камня.

Важнейшая находка — крупная (3,6 х 3,6 м, около 15 тыс. кубиков, 7-8 основных цветов) мозаика, занимающая центр одного из парадных помещений. Ее композицию образуют сложно сплетенные круги, имитации цветного мрамора, плетенки и растительные (христианские?) мотивы, ассоциируемые с пожеланиями благополучия: розетки; цветок граната; произрастающие из амфоры лозы с гроздьями винограда (традиционный символ жертвоприношения и возрождения, включенный в бессчетные иконографические композиции).

На вероятный религиозный характер здания указывают церковные вещи: бронзовая кадильница на цепочке с крестами; парадная бронзовая лампа; керамические светильники с христианскими надписями (конец V — первая половина VII в.); бронзовый крестик (VII в.). В зоне производства открыты также два керамических горна, несколько наземных печей-тандури и большие ямы для отходов обжига.

Раскопки 2010–2013 гг. в Иерихоне — первые работы российских археологов в Палестине за истекшее столетие — показали исключительную перспективность таких исследований. Кроме того, Иерихонская экспедиция взяла на себя составление и осуществление концепции первой музейной экспозиции, успешно открытой 19 января 2011 г. в присутствии Президентов России и Палестины.

Российский Музейно-парковый комплекс уже стал площадкой для совместной долговременной работы российских, палестинских и западных ученых, в 2014–2015 гг. здесь прошли первые международные конференции.

Л.А. Беляев, Н.А. Макаров,

А.Н. Ворошилов, Л.А. Голофаст

Электронная версия издания