Новейшие археологические открытия в Великом Новгороде

В 2014 г. Новгородская археологическая экспедиция Института провела масштабные раскопки на Торговой стороне Великого Новгорода, в южной части средневекового Плотницкого конца (ул. Большая Московская, 30). Площадь Рогатицкого-2 раскопа составила 300 м2 при мощности культурного слоя до 6,5 м. Вещевая коллекция раскопа насчитывает более 8 тыс. индивидуальных находок из различных материалов, а также около 700 тыс. массовых находок (фрагменты керамики, костей животных, птиц и рыб, обрезки кожи).

В X в. здесь была пашня. В материке отчетливо прослеживались следы борозд от сохи, а в пахотном слое собрана раннекруговая керамика. В конце X — начале XI в. эта территория была разделена плетнем на участки под огороды, а первоначальное разделение на усадьбы датируется первой половиной XI в.

В слоях XI–XII вв. прослежено четыре надела, выгороженные бревенчатыми частоколами, территория которых застроена жилыми и хозяйственными сооружениями с остатками деревянных полов и печей на деревянных опечках. В этих слоях обнаружены серебряный саманидский дирхем конца X в., северогерманские денарии XI в., вислая свинцовая печать черниговского и киевского князя Святослава Ярославича (1054–1076), сына Ярослава Мудрого. Из слоя середины XI в. происходит медный фоллис Константина I Великого (306–337) с изображением богини Ромы и Капитолийской волчицы с младенцами Ромулом и Ремом. Эта сенсационная не только для Новгорода, но и для всех древнерусских городов находка не может служить датирующим материалом. Монета свидетельствует лишь о ранних контактах Новгорода с Византией, Скандинавией или Западной Европой.

К XI–XII вв. относятся находки трех берестяных грамот (№ 1056–1058), предметы христианского культа, вооружение, разнообразные украшения и бытовые предметы. На усадьбах этого периода прослежены следы литейного производства (металлический лом, выплески, литники, тигли, льячки, литейные формы и готовые предметы со следами литейного брака) и обработки железа (крицы и шлаки).

В начале XIII в. усадебная застройка исчезла и эту территорию заняли огороды. Запустение можно связывать с мором 1216 или 1230 г. Лишь во второй половине XIII в. жизнь в этой части Новгорода возродилась. Возникли богатые усадьбы (прослежено пять наделов), границы которых в XIV–XV вв. менялись. Срубы размещались вдоль оград, образуя небольшой внутренний двор, вымощенный плахами. В домах сохранились остатки полов из досок, уложенных на переводины, а в углах — опечки на бревенчатых столбах.

Наиболее насыщены находками слои XIV — начала XV в. В них найдено пять берестяных грамот (№ 1051–1055), представляющих собой частные письма делового характера, связанные с торговлей. Обнаружено несколько металлических писал.

В числе 10 вислых древнерусских свинцовых печатей XIV–XV вв. имеются 3 новые неописанные ранее буллы. Из них наиболее интересна печать известного деятеля новгородской истории посадника Онцифора Лукинича (1342–1367), представителя боярской династии Мишиничей, связанных с Неревским концом Великого Новгорода. На ее лицевой стороне помещена надпись в четыре строки ПЕЧАТ/ЬПОСАДN/НЧАωNCН/ФОРОРОВ[А], на оборотной — изображение святого всадника вправо.

Печать с надписью на обеих сторонах ЛУК/ИНА ПЕ/ЧАТЬ — ДАН/ИЛОВ/ИЧА, относится к неизвестному ранее по другим письменным источникам лицу.

Третья уникальная печать, с пятистрочной надписью на лицевой стороне и изображением святого на оборотной, принадлежит новоторжскому владычному наместнику новгородского архиепископа и датируется первой половиной XV в.

Остальные печати представляют собой новые экземпляры уже описанных и изданных новгородских булл. Среди них — печати архиепископов Давида (1309–1325) и Моисея (1326–1330, 1352–1359), владычных наместников, тиунов Василько и Никиты.

Представительна коллекция металлических предметов XIV–XV вв. В их числе — предметы личного благочестия, разные украшения, накладки с антропоморфным и зооморфным декором. Чрезвычайно редкая находка — круглая литая ажурная накладка западноевропейского производства с изображением музыканта, играющего на гуслях-псалтири. Она датируется концом XIV — началом XV в.

В числе разнообразных предметов, характеризующих торговлю Новгорода с Ганзой в XIV в., представлена коллекция западноевропейских товарных пломб, которыми опечатывали ткани, а также фрагменты дубовых бочек с вырезанными на крышках гео­метрическими знаками, известными под названием «Hausmarke» и «Hofmarke» (домовые или дворовые марки). Такие бочки использовались купцами для транспортировки в Новгород вина, сельди, медного лома и других товаров.

Находки при раскопках в Великом Новгороде представляют особый интерес: специфика культурного слоя позволяет не только надежно датировать археологические комплексы, но и фиксировать хронологические рамки бытования определенных предметов. Новые находки являются важным археологическим источником для изучения истории и культуры не только Великого Новгорода, но и средневековой Руси в целом.

П.Г. Гайдуков,

О.М. Олейников

Электронная версия издания