Могильник Шекшово в Суздальском Ополье

Суздальское Ополье — исторический центр Северо-Восточной Руси с исключительно высокой концентрацией археологических памятников. За последние 15 лет здесь выявлено и обследовано более 300 средневековых поселений. Однако поиски курганных могильников, соответствующих поселениям, оказались сложной задачей. Среди немногих сохранившихся — могильник Шекшово в 17 км Суздаля.

Курганный могильник в окрестностях с. Шекшово (совр. Ивановская область) известен как один из крупнейших в центре Суздальской земли — в 1852 г. А.С. Уваровым здесь было раскопано 244 насыпи с погребениями по обряду кремации и ингумации. Следы курганов в настоящее время не сохранились, однако, используя современные методы археологической разведки и полевую документацию середины XIX в., в 2011 г. Суздальская экспедиция Института локализовала примерное место могильника. За четыре полевых сезона раскопками на площади около 1350 м2 вскрыты остатки не менее девяти снивелированных курганов. Эффективным методом изучения пространственной организации могильника оказалась электротомографическая съемка, выявившая кольцевые структуры, в которых можно видеть курганы и окружающие их ровики.

В двух курганах обнаружены погребения по обряду ингумации, которые можно датировать концом X — первой половиной XI в. На площадках двух других курганов находились остатки кремаций, совершенных на стороне, вместе с пережженными костями найдены оплавленные стеклянные бусы, металлические украшения и детали костюма X в. Раскопки выявили и другие разновидности погребального обряда, о существовании которых в центре Ростово-Суздальской земли в X–XI вв. ранее не было известно: бескурганные ингумации и кремации с размещением остатков трупосожжений в неглубоких ямках или на поверхности земли. В раскопе в центральной части могильника расчищено 11 погребений по обряду ингумации с западной ориентировкой и инвентарем X — начала XII в. Некоторые из погребенных находились в больших (длиной более 3 м) могильных ямах, сооружение которых в XI в. распространилось в разных районах Руси и на Балтике и имело престижное значение. Эти могилы разрушили более ранние кремации, которые по находкам оплавленных металлических вещей и стеклянных бусин отнесены к X — началу XI в.

Таким образом, Шекшово — крупный могильник со значительным разнообразием погребальных обрядов, функционировавший со второй половины X до второй половины XII в. Среди находок — многочисленные монеты: арабские дирхемы, западноевропейские денарии и византийский милиарисий, а также накладки и наконечники парадных мужских поясов, весовые гирьки, предметы вооружения, женские украшения поволжско-финских, славянских и балтийских типов. Материал характеризует могильник как некрополь одного из «больших поселений», образовавших в X–XI вв. основное ядро Северо-Восточной Руси.

Новые данные подтверждают сделанные ранее наблюдения о том, что подобные поселения отличались высоким благосостоянием, были опорными точками торговли и местами сосредоточения формирующейся социальной элиты. Разнообразие погребальных обрядов, присутствие в костюме элементов, связанных с различными культурами, обилие престижных вещей отражают ситуацию становления древнерусской культуры на Северо-Востоке Руси и роль Шекшова как одного из центров ее кристаллизации.

Выдающееся значение для изучения ранней истории Руси имеет находка парадного боевого топора с серебряной инкрустацией, обнаруженного в основании одной из курганных насыпей вместе с серебряной позолоченной фибулой. Помимо орнамента на одной из боковых граней топора помещено изображение креста с длинной нижней лопастью, на другой — двузубца с треугольным выступом в основании и отогнутыми наружу зубцами (общий родовой знак Рюрикова дома), на торцевой части — трезубца с треугольником в основании, тамго­образного знака, близкого знакам князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича. Топорики с серебряной инкрустацией — парадное оружие X–XII вв., представленное немногими находками с территории Северной Руси, Волжской Булгарии, Скандинавии, Прибалтики и Польши. Помещение на топоре тамгообразных княжеских знаков — уникальное явление.

Очевидно топор и застежка-фибула сопровождали погребение высокопоставленного представителя княжеской власти. Парадный топорик свидетельствует о присутствии (в отличие от существовавшего еще недавно мнения) в начале XI в. княжеской администрации в формирующихся центрах древнерусского расселения на Северо-Востоке Руси.

Н.А. Макаров,

И.Е. Зайцева,

А.М. Красникова

Электронная версия издания